ежегодный
осенний
праздник

ТЕКСТЫ ПЕСЕН

30 и 3
М. Митрофанов - К. Половнева

Она ждала его 30 лет и 3 года,
Пока он лежал на печи.
С утра наливала стакан самогона
И к чаю пекла калачи.

Любое дело сплеча и с руки.
Она ходила против солнца и реки
И в щелки глядела — ведь у страха лишь
Глаза велики.

Женщиной, быком,
И конем, и лесником
Она ему служила не раз.
Поила молоком,
Называла дураком
И ждала пока пробьет его час.

Она ждала его 30 лет и 3 года,
Кормила детей и свиней.
В горящую избу входила как в воду
И на скаку тормозила коней.

Но от врага его не в силах уберечь
Она вложила ему в руки острый меч,
Согнала с печи и сказала : скачи,
Руби головы с плеч !

Она ждет его 30 лет и 3 года,
Задумчиво смотрит в окно.
Прошлое камнем кануло в воду.
Как все это было давно ...

к оглавлению

О'key
М. Митрофанов

Рано или поздно все будет o'key,
Поверь мне, baby.
И ты ощутишь всю осмысленность прожитых дней
Mольбой о хлебе.
И ты осознаешь единственность наших путей
На небо.
Рано или поздно все будет о'key.

Рано или поздно нас оставят печали,
Отчалив вовне.
И мы найдем рядом с нами все то, что искали
На чужой стороне.
И мы поймем, что все наши морали
Аморальны вдвойне.
Рано или поздно все будет о'key.

Люби меня, пока я молод, держи меня,
Не дай мне чувствовать холод, дай мне огня.

Рано или поздно нам покажется свет
В конце пути.
И ты будешь не в силах ответить мне: нет,
Ты скажешь: прости.
Но вот тебе, baby, мой последний совет:
Не грусти,
Не вешай нос, baby, ведь все будет о'key.

Люблю тебя, и может в этом судьба моя.
Но что мне будет ответом, и кто мне судья ?

к оглавлению

Авиатор
М. Митрофанов - В. Ходасевич

Над полями, лесами , болотами,
Над извивами северных рек
Ты проносишься плавными взлетами,
Небожитель, герой-человек.

Развиваются крылья как парусы,
На руле костенеет рука,
А кругом взгроможденные ярусы:
Облака, облака, облака.

И, глядя на тебя недоверчиво,
Я качаю слегка головой.
Выше, выше спирали очерчивай,
Но припомни, подумай, постой.

Что тебе до заоблачной ясности.
На земной материнской груди
Отдохни от невзгод и опасностей -
Упади, упади, упади.

Так сорвись и большими зигзагами
Упади, раздробивши хребет,
Где трибуны расцвечены флагами,
Где народ, и оркестр, и буфет.

к оглавлению

А не все ли равно
М. Митрофанов

Стынет сумраком рассветным молчание,
Не подымешь мокрых глаз на прощание.
Крест во след положишь, будто проклятие,
Поминай теперь как звать-величать меня.
Сирин пропоет каждому свое,
На ладони путь – не свернуть.
Знать бы наперед, чей теперь черед –
Взять судьбу, да обмануть.

А не все ли равно? А не все ли равно
С кем идти воевать?
А не все ли равно? А не все ли равно
Как меня провожать?

За околицу окольными тропами
Добрым молодцем да тихой сапой.
Расплескаешь веру сытой европой,
Злой америкой душу заляпаешь.
Что бы не случись – это наша жизнь,
Нам не выдадут жизни другой.
Богу помолись или пьяным вдрызг
Плачь о той единственной и родной.

А не все ли равно? А не все ли равно
В какой стороне до пропадать?
А не все ли равно? А не все ли равно
Господа как величать?

Так и ходим, ищем смерть настоящую.
Украдем, вернем и снова утащим мы.
Да другой конец, видать, предначертан нам:
Упекут, ой, наши души злые черти в ад.
Так что ты не жди, милая, не жди.
Не видать ни зги впереди.
Весь истрачен путь, ты не обессудь:
Нам судьба не даст кредит.

А не все ли равно? А не все ли равно!
А не все ли равно? А не все ли равно…

к оглавлению

Бан
М. Митрофанов

Не звонишь, не заходишь, не пишешь.
Желтый статус стоит «нет на месте».
Беспричинно тобой я обижен,
А вчера ведь еще были вместе!
Через общий ходили прокси,
На одной стояли раздаче.
Что случилось то, ексель-моксель?
Почему все теперь иначе?

Ни коммента, ни лайка, ни твита,
Ни поста в уютной жежешечке.
Личный профиль теперь твой закрытый,
Не воцапишь, не шлешь эсэмэсочки.
Все кингстоны наглухо задраены,
Не пойму, как к тебе подступиться,
Я жестоко тобою забаненный,
Толь напиться мне, толь утопиться?!

С горя я удалил всю историю:
Кэш, пароли, веб-форм все данные.
Свой айфон возродил из копии,
Да взял копию самую раннюю:
Ту, в которой тебя еще не было,
Ни в френдах у меня, ни в контактах.
Открываю страницу белую
В новых своих аккаунтах!

И теперь, как рожденный заново,
С новым ником повсюду зарегенный,
Я с тобой познакомлюсь планово
И активно начну общение!
Чаты, форумы и сообщества –
Как и не было расставания.
Так не бойтесь, друзья, одиночества,
Даже если вы круто забанены!

к оглавлению

Барабашка
Е. Рогов

В коммуналке номер восемь поселился барабашка.
Он воришка очень мелкий, спер последнюю рубашку.
А потом пропало пиво и трусы у дяди Пети.
Пришил ноги он бумаге, что висела в туалете.

Начал гадить где попало, на столе наделал лужу.
И немножко по-большому он сходил на тетю Клушу.
Он проказник очень подлый, вонь стоит по всей квартире.
И такое впечатленье, что живем мы все в сортире.

Он залез под одеяло и пристал к жене Петрова.
А потом под ухом мужу замычал вдруг как корова.
А теперь Петров в психушке, а жена в родильном доме…
Даже бедные старушки спать ложатся на балконе.

Колет в задницу иголкой, подставляет всем подножки.
Мужикам со всей квартиры понаставит скоро рожки.
Сделал дырку в туалете, перекрыл в подъезде воду.
Вы такого хулигана не видали, люди, сроду.

к оглавлению

Бежала за солнцем
Р. Смирнов - С. Горшунова

Бежала за солнцем меж утренних луж
И всем улыбалась вокруг.
И каждый четвертый был будущий муж,
А каждый второй был друг.

И вот не хватило однажды ей сил
На всех, кто звонил и встречал.
И каждый четвертый ей яростно мстил,
А каждый второй просто молчал.

Сжав губы в улыбку, ведь беды — пустяк,
Бросалась на новый вираж.
И каждый четвертый — заклятый ей враг,
А каждый второй — просто мираж.

к оглавлению

Бежит речка
Русская народная песня

Бежит речка по песочку,
Бережочки сносит.
Эх, молодой казак, молодой казак
Командира просит:

Командир, ты мой, начальник,
Отпусти меня до дому.
Эх, больно скучилась, ой, соскучилась
Милая моя зазноба.

Отпустить тебя до дому -
Долго там пробудешь.
Эх, ты напейся воды холодной,
Милую свою забудешь.

Пил я воду, пил холодну,
Пил, не напивался.
Эх, любил казак сибирячку,
Ею любовался.

Помер казак, помер младый,
Шашкою сражен стальною.
Эх, остается конь буланый
С шелковой уздою.

Тело несут, коня ведут.
Конь голову клонит.
Эх, молодая сибирячка
Горьки слезы ронит.

к оглавлению

Веретено
В. Алехно - Алла Зимина

У меня веретено-веретенце,
Но работает оно только в солнце.
Если ж пасмурный денек или вечер,
Веретенце скок-поскок, да за печку.

Я спросила кузнеца молодого:
Кто из вас кует сердца как подковы?
Ты с ума сошла здесь с сердцами —
Мы имеем здесь дела с жеребцами.

А над лесом пролетел белый ворон.
От чего ж ты ворон бел, а не черен?
От того что за горой под сосною
Время красит в белый цвет сединою.

Я на озеро ходила, посмотрела я на дно
И под вечер утопила в нем свое веретено.
От того что непогода мне работать не дает,
От того что белый ворон ночью cердце мне клюет.

От того что счет не знаю, нет начала,нет конца,
От того, что не нужна я, не нужна я кузнецам.

к оглавлению

Влажный блеск наших глаз
А. Башлачев

Влажный блеск наших глаз...
Все соседи просто ненавидят нас.
А нам на них наплевать.
У тебя есть я, а у меня – диван-кровать.
Платина платьев, штанов свинец
Мешают только тем, кто не хочет дышать.
А нам так легко, мы, наконец,
Сбросили все то, что нам могло мешать.
Остаемся одни,
Тихо гасим огни
И никогда не скучаем.
И пусть сосед извинит
За то, что всю ночь звенит
Ложечка в чашке чая.

Ты говоришь, что я так хорош.
Это от того, что тебе так хорошо со мной.
А посмотри: мой бедный еж
Сбросил все иголки, стал совсем ручной.
Но если ты почувствуешь случайный укол,
Выдерни занозу и забудь о ней скорей.
Все потому, что мой ледокол
Не привык к воде тропических морей.
Ты никогда не спишь.
Я тоже никогда не сплю.
Наверно, я тебя люблю.
Но я об этом промолчу.
И скажу лишь только то,
Что я тебя хочу.

За окном снег и тишь.
Мы можем заняться любовью на одной из белых крыш.
Но если встать в полный рост,
Мы сможем это сделать на одной из белых звезд.
Напрасно ты забываешь вкус слез.
Небо пахнет запахом твоих волос.
И мне никак не успокоить ртуть.
Но если хочешь, я спою что-нибудь.
Ты говоришь, что я неплохо пою,
По-моему, это то, что нужно.
Ты знаешь, я в этих песнях не лгу,
Видимо, не могу.
Мои законы просты:
Мы так легки и чисты,
Мне так приятно дышать.
Не нужно спать в эту ночь,
А нужно выбросить прочь
Все, что могло мешать.

к оглавлению

Выдумал
М. Митрофанов - Ю. Паренко

Я шел расчерченным путем
И не купался во грехах,
Чтобы однажды белым днем
Тебя вдруг выдумать в стихах.
Я семь раз мерил, прежде чем
Потом отрезать раз, другой.
И не болев вообще ничем,
Я заболел тобой.

В себе убить пытаясь грусть,
На точку пятую сажусь.
Кидаю пальцы на фоно,
А что сыграю – все равно.
В полуразбуженной ночи
В любом аккорде ты звучишь;
Всего в душе не удержу,
Стихи на ноты положу.

Я заболел тобой и вдруг –
Пришла, откуда ни возьмись.
И словно с севера на юг
Перевернула всю мою жизнь.
В кроссовки старые воткнусь,
Прочь от бессонной суеты
Пойду по улице пройдусь,
Где, может быть, ходила ты.

к оглавлению

Выкидыш курицы
М. Митрофанов - С. Багаев

Если день начинается в сумраке улиц,
И погода с утра ненастлива,
Дайте девочке выкидыш курицы,
И девочка будет счастлива.

И растекутся по сковородке,
Как сопли девочки, два желтка.
И станет девочка счастливой и кроткой,
Как от стаканчика коньяка.

О небо, куда ты смотрело,
Земля, как не разверзлась ты!
Во мраке ночи дочь отцовский завтрак съела
И скрылась под покровом темноты.

Отец тянул к ней хилые ручонки,
На изможденном лике впалый рот шептал:
О, дочь, оставь мне хоть чуть-чуть печенки!
Заплакал и главой на грудь упал.

к оглавлению

Где ты?
М. Митрофанов - М. Лобань

В каждой песне моей про тебя все слова,
А в глазах у тебя только слабость моя.
Если радость придет, побегу – закричу,
Что тебя я люблю, песню, слабость и радость свою!

Где ты, слабость моя? Затаись!
Где ты, радость моя? Покажись!
Где ты, песня моя, где ты, песня моя? Отзовись!

Обо всем позабыв, за тобою пойду.
А с собою возьму только радость свою.
Если слабость я встречу на пути у себя,
Все равно пропою, что люблю песню, слабость и радость свою!

к оглавлению

Глобальное потепление
М. Митрофанов

Я вижу ночами странные сны,
Мне снятся огромные страшные дыры.
Меня пугает их адская сущность
И всевозрастающие размеры.
Считаю последние дни весны,
Не знаю, какие принять мне меры.
Растут и плодятся страшные дыры
В озоновом слое земной атмосферы.

Глобально потепление,
Аномальное потепление,
Всемирное потепление –
Не пожелать и врагу.
Я прошу о спасении,
Пропишите мне курс лечения!
С этим природным явлением
Сам справиться я не могу.

Холодильник свободен от еды и напитков,
Я в нем провожу теперь свободное время.
Демонтировал нах и снес на помойку
Батареи центрального отопленья.
Я грежу мечтами о Новой Земле,
Аляске, Гренландии и Шпицбергене.
Отправьте мое изнуренное тело
В одном из указанных направлений!

Глобально потепление,
Аномальное потепление,
Всемирное потепление –
Не пожелать и врагу.
Я прошу о спасении,
Возьмите меня на попечение!
С этим природным явлением
Сам справиться я не могу.

Прошу обратить внимание
На острый вопрос выживания
В условиях парникового эффекта
И экологии больших городов.
Что с этим делать, не знаю я,
Мантры твержу отчаянно.
И свечку поставил за здравие
Арктических ледников.

Глобально потепление,
Аномальное потепление,
Всемирное потепление –
Не пожелать и врагу.
Я прошу о лечении,
Возьмите меня на попечение!
С этим природным явлением
Сам справиться я не могу.

Я, руки сложив, не сижу без дела –
Я вам рассказал о насущной проблеме.
Теперь ознакомлены с ней всесторонне
Много хороших и добрых людей.
А с песней по жизни идти веселее,
С песней я меньше гораздо потею.
И, кстати, я слышал, что в новом айфоне
Будет встроенный ай-кондей!

Глобально потепление,
Аномальное потепление,
С этим природным явлением
Нам разобраться пора!
Я вопию о спасении,
Лечении и попечении.
Всемирное потепление,
Изнуряющая жара!

к оглавлению

Голос туманного берега
В. Алехно

Разбудит душу рыжий цвет.
Луна стечет за горизонт.
И над водой дым сигарет
Молочным облаком плывет.

Послушай голос туманного берега.

И не осознана душа
Стремится к берегу прийти.
И нужно сделать только шаг,
Его ведь так легко дойти.

Земля летит в пространстве лет.
Мы словно путники в ночи.
И прежде чем ответить "нет",
Подумай лучше, помолчи.

к оглавлению

Город сумерек
В. Алехно

Город сумерек мягкий, снежный.
Небо вспухло больной луной.
В светлых ночах-одеждах
Проплывает мой сон над Невой.
Облокачиваясь о перила
Моста в тишине ночной,
Вспоминаю: та, что любила
Стала совсем чужой.

Горько помнить о жарком лете,
Единственных светлых днях.
На последнем твоем портрете,
Словно знак на нежных губах.
В глазах твоих боль и мука,
Как в зеркало в них смотрю.
Навсегда связала разлука
Судьбу твою и мою.

Идолы молятся богу,
Свои сны шепчу о тебе.
Нащупываю дорогу
Каплями свеч в воде.
Силуэт твой туманно-звездный
В осенней спрятан шали.
И капают с неба слезы
В ладонь моей лунной печали.

к оглавлению

Границы дозволенного
А. Муляров - М. Шеляг

Четкий круг твоих чувств и мыслей,
Зыбкий круг моих тайных грез.
Разводила ты краски жизни
Вечным счастьем с примесью слез.

Перехожу границы дозволенного ...

Тонкой кистью черный квадрат
Заключишь ты в белый овал.
Ты меня возвращаешь назад —
Это все я уже рисовал.

к оглавлению

Грешная жизнь
Е. Рогов

Наверно, пришел тот день,
Наверно,настал тот час,
Когда говорить о любви уже поздно,
А надо просто любить.
Наверно, проснулась та мысль,
Наверно,был дан тот шанс.
Когда обещать бросить пить невозможно,
А надо просто не пить.

Грешная жизнь моя, непутевая.
Грешная жизнь моя.
И даже если не исправишься,
Все равно ты мне нравишься

Наверно, сгорел тот храм,
Наверно, спился тот поп.
Когда твоя исповедь уже не уместна,
А надо просто меньше грешить.
Наверно, та жадность прошла,
И сам ты себе сказал - "Стоп!".
Когда зарабатывать хочется честно
И надо только на жизнь.

Наверно, созрел тот плод,
Наверно, тот возраст дал знать.
Когда проживать каждый день уже жалко,
И просто хочется жить.
Наверно не все позади,
Чтоб взять на себя наплевать.
Последняя песня еще не допета,
И надо плохое забыть.

к оглавлению

День оленя
Д. Мосейкин - М. Шеляг и В. Алехно

Я родился в день оленя,
Я теперь оленевод,
На оленей трачу время
Больше чем на свой живот.
Кто родился в день оленя
В день оленя и умрет.
Плакать по нему не время —
Веселись и пой народ,
Веселись и пей народ.

Вот охотник в шапке новой,
И тепла и дорога.
Только снова, снова, снова
Прорастают в ней рога.
Вот охотник появился —
Дни оленя сочтены.
Уж не рад, что он родился.
Лишь бы не было войны !

И,ветвясь, наверх уходят,
Клонят голову все вниз.
И охотник понимает —
Это все оленинизм !

к оглавлению

Деревня
Е. Рогов

Ой, уехать бы в деревню,
Погостить у старины.
И упасть похмельным телом
На коровьи, на блины.
Полежать на сеновале,
Пусть поколет ягодицы.
Завалить там после бани
Деревенскую девицу.

Ай-я-я-я, деревня моя!
Ай-я-я, родные края!

Покурить махорки с дедом,
Восхищаться самогоном.
После сытного обеда
Будь сортир вторым мне домом.
Позвенеть плечами в клубе,
Разорвать в клочье рубаху.
Опуститься там на зубе
За соседскую Натаху.

Пролежать всю ночь в крапиве
И обжечь там все на свете,
А потом под утро с пива
На меня мочились дети.
Ах, деревня, край мой милый!
Мне бы быть на сенокосе.
Поругаться с тетей Ниной,
Пусть граблями в меня бросит.

Пусть вонючие портянки
И кино лишь раз в неделю.
Пусть до драки все гулянки -
Без деревни я шизею!

к оглавлению

Диагноз
М. Митрофанов - Ю. Паренко

Посмотри мне в глаза
И не смейся.
В них живут небеса
Голышом.
Загляни в душу мне
И надейся,
Что приду я во сне
Не с ножом.

Это диагноз – это любовь,
Это диагноз – вдребезги, в кровь,
Это диагноз – пламя и дым,
Это диагноз – проснуться живым.

Подожжёт осень парк,
В угли спалит,
Словно Жанну Д’Арк,
Всю листву.
Но не чувствуй вины,
Так бывает,
Что сбываются сны
Наяву.

Жизнь назад отмотай,
Скинь удавку,
И себя всю отдай
Для любви.
Что диагноз? Пустяк,
Просто справка,
Если что-то не так
Разорви.

к оглавлению

До святой земли
М. Митрофанов - К. Половнева

Ходят слухи,
Будто две старухи
Встали рано,
Рано, да упрямо,
И пошли до острова святого Валаама,
До святой земли.
Будто духи
Их туда вели.
И старухи,
Бросив дом вдали,
Все брели, взоры к небу устремив,
Бога помолив.

Не на лодке, не на челноке,
Шли все прямо, прямо по реке,
По реке без обмана.

И старухи,
Словно бурлаки,
Поднимали
Солнце из реки.
В воду сея тишь да благодать.
В кровь калина
Красит небосклон.
Пухом тополиным
На доске икон
Пыль времен начинает прорастать.

Запылилась и вода в реке,
Замешалась на песке,
Дна в реке не сыскать.

Ходят слухи,
Будто две старухи
Сыты, сухи,
Исходив пол-света.
Но дошли до города святого Назарета,
До святой земли.

Шли все прямо, прямо по реке,
Да затерялись вдалеке,
Вдалеке среди тумана.

к оглавлению

Докурив удачу
М. Митрофанов - М. Лобань

Отпускаю ночь,
Надвигаю шляпу.
И шагаю прочь,
Докурив удачу.

Ты меня не остановишь, даже если дверь запрешь.
Ты меня не успокоишь, даже если мне споешь.
Даже если мне споешь, даже если дверь закроешь,
Ты меня не успокоишь, даже если мне споешь.

Рассеку тишину,
Зачеркну, что было.
Уношу с собой
Только твое имя.

Говорить с пустотой
Не хочу, не умею.
Любоваться тобой
Надоело в постели.

Отпускаю ночь,
Надвигаю шляпу.
И шагаю прочь,
Докурив удачу.

к оглавлению

Достали!
М. Митрофанов - К. Половнева

Мне сегодня свет не мил,
Свет небес совсем не свят.
Я б запел или запил,
Только стражи не велят.
Мягко стелют — жестко спать,
Я всю жизнь во сне верчусь.
Воздуха стакан бы дать,
Да боятся, что сопьюсь.

От небесной, от синевы
Загородите вы ставнями,
Да попрячете топоры —
Как меня достали вы !

Время каплет словно мед
На песочных на часах ,
Хочет сдвинуться вперед,
Да все кружит как оса.
Мне бы выйти на карниз,
Мне сегодня не до сна.
Путь один — вперед и вниз,
А на снегу и смерть красна !

к оглавлению

Другу
М. Митрофанов - М. Лобань

Когда зажегся яркий свет,
Тогда я вдруг увидел
Что друга рядом уже нет,
Его я, кажется, обидел.
Пока я бредил в суете,
Искал слова, аккорды,
Мой друг молился обо мне
И разряжал он дроби.

Я за кораллами нырял,
Совсем забыв о близких.
А он на берегу стоял
И подливал мне виски.
Когда в темнице запирался
И слышал голоса,
Он уходил, но возвращался,
Твердил одно: сойдешь с ума!

Готов он был себя обречь
Ради меня на гибель.
Тогда бы мне свечу зажечь –
Его бы я увидел.
А песня та была о нем,
Как мог писать я слепо!
Она ждала лишь за окном,
А я не видел это.

Когда зажегся яркий свет,
Тогда я вдруг увидел
Что друга рядом больше нет,
Его я навсегда обидел.

к оглавлению

Думая о тебе
М. Митрофанов

Люди на свете живут разные,
Цели имеют и помыслы ясные:
Думает кто-то о собственных детях,
Кто-то о мире на нашей планете.
Заняты головы службой отчизне,
Карьерой, политикой, прочим дерьмом.
Бьются великие над смыслом жизни,
Мои же мысли всегда об одном:

Я могу прожить две недели без пищи,
Я могу прожить пять дней без воды,
Я могу прожить сутки без курева,
Если так будет угодно судьбе.
Я могу прожить шесть часов без пива,
Я могу прожить минуту без воздуха,
Я не могу прожить ни мгновения,
Не думая о тебе!

Люди во сне видят образы разные,
Сцены реальные и несуразные.
Кто-то летает, кто-то стреляет,
Кто-то любимой жене изменяет.
Любые фантазии и чудеса,
Пророчества и предсказания.
Я же всегда, закрывая глаза,
Вижу твои очертания!

к оглавлению

Единственный день
М. Митрофанов - Ю. Паренко

Кто знает, где рай на земле?
И ты за ним хочешь вверх лезть.
Порой под ноги не глядишь,
А счастье – это просто жизнь.
В окно с утра упавший луч,
И даже небо среди туч,
И смерть, пришедшая во сне –
Людей, живущих вечно, нет.

Жизнь – это миг, единственный день.
То напрямик, а то набекрень.

Одеть в металл, по швам зашить –
Так счастье вряд ли сохранить.
А вот приход с утра друзей
Бывает лучше ста рублей.
Письмо нежданное в контакт –
Для счастья тоже вариант.
А кто там, в телеке, герой –
По сути, знаешь, звук пустой.

Бывает в жизни, и не раз:
Среди людских никчемных дрязг
Лишь звон в ушах, в кармане грош
Тебе подскажут, что живешь.
Пусть в жизни много не успел,
Зато ты пел, чего хотел.
Звезду за хвост не ухватить,
За то какой рай – просто жить!

к оглавлению

Если
М. Митрофанов - М. Лобань

Если ты один остался
И не помнишь своих снов.
То беги, не возвращайся,
Запылился старый кров.

Оставь, оставь свой театр пустоты,
Где ты играешь по привычке.
Смени охрипшие басы
На нотки радостные птичьи.

Огонь в душе еще горит,
И мысль твоя еще парит,
А ты все больше трезв, чем пьян.
А цель отчетливо видна,
Начни все с чистого листа,
Стань тем, о ком всегда мечтал.

Помни, помни, чтобы вновь начать,
Ты без сожаленья должен
Все рванье с души своей содрать
И простить свой мир безбожный.

к оглавлению

Женщины
Е. Феклистов

Все женщины похожи, женщины похожи
Друг на друга.
И все они имеют,все они имеют
Форму круга.

На центральном рынке сидел дед, не друг, не вор.
Не начальник базы, не злодей, не сутенер.
Ни вина, ни яблок никому не предлагал.
Он простую истину за рубль повторял:

Все женщины похожи, женщины похожи
Друг на друга.
И все они имеют,все они имеют
Форму круга.

В доме номер девять мальчик девочку любил,
В доме номер девять на руках ее носил.
В доме номер девять мальчик с девочкой лежал,
Утром на прощанье мальчик девочке сказал:

Все женщины похожи, женщины похожи
Друг на друга.
И все они имеют,все они имеют
Форму круга.

Эта истина священная живет из века в век,
С этой истиной знакомы пионер и человек.
Только как-то из подполья вышел чокнутый поэт,
Он сказал: без женщин жить нельзя на свете, нет!

к оглавлению

Жизнь больничная
М. Митрофанов - Ю. Паренко

Мы встретились в больничном коридоре,
Хотя могли бы встретиться на море
Или в театре модном при параде,
Но я – в пижаме, а Вы – в халате.
А нас столкнуть мог шумный перекресток,
Мы б познакомились и поболтали просто.
Я место уступить Вам мог в трамвае,
Но на уколы только пропускаю.

Хоть жизнь не заграничная,
Кормежка здесь отличная.
Моя мадам больничная –
Прогулки в тихий час.
Из тумбочки – печение,
И так, слегка, влечение,
А, в общем-то, лечение
И справка от врача.

В окне палаты виден дворик скромный –
То не балкон, внизу где бьются волны.
Шампань не передаст соседний столик,
Сосед палатный лишь протянет соли.
А, может, он к утру протянет ноги,
Отсюда выносили уже многих.
А я хотел бы выйти своим ходом,
И так я здесь практически полгода.

Могли б Вы быть девчонкой, что я хлопал,
Смеясь, при встрече ласково по попе.
Могли б Вы стать соседкой на районе,
А так соседний – Ваш палаты номер.
И не пройти мне мимо Вас, хоть тресни,
Нас познакомили похожие болезни.
Легли весной, а выписались в осень.
Прости, прощай, палата номер восемь!

к оглавлению

Зажигай, весна
М. Митрофанов - Ю. Паренко

Когда на улице плюс два,
Сами собой слова рифмуются.
И не умея танцевать,
Вовсю танцуется.
Когда на улице плюс три,
И в восемь вечера свидание.
То жизнь, как в сказках братьев Гримм,
С хорошим окончанием.

Так зажигай весна, о!
Так зажигай весна, о!
Так зажигай весна, о!
Чтоб не до сна!

Когда на улице плюс пять,
И звон капели слышится.
Зима, как будто, немец вспять
С боями движется.
Я заряжу в себе весну,
Поймай меня тогда чуть пьяного.
В четыре лягу, в шесть проснусь,
Почти рожденный заново.

Рванув со мной, дружок, учти,
Весна – подруга странная.
Мы с ней вина не пьем почти,
А ходим, будто пьяные.
В апреле днем живем одним,
Весна у нас за старшую.
За то, что в ней сейчас творим,
С весны и спрашивай.

к оглавлению

За жизнь
М. Митрофанов - Ю. Паренко

Ты загадай себе за жизнь,
И чтоб всего бы и до края,
Чтоб отдыхать, так от души,
И знать, что вынырнешь, ныряя.
А будут случаи, когда
Своя рубашка ближе к телу.
Но, если с другом вдруг беда,
Последнюю снимаешь смело.

Прожить – не поле перейти.
И устремляясь в небеса,
Кого ты встретишь на пути,
По сути, станешь тем и сам.

Колоду с крапом пальцем сдвинь,
Спиною сев к открытой дверце.
Когда не прет совсем в любви,
Пусть повезет хотя бы в смерти.
Врубай шестую и пошел
Дельфином резать гладь залива.
Чтоб мне прожить бы хорошо,
А умереть красиво.

к оглавлению

За здоровье твое
В. Алехно

Шел дождь, третий день шел дождь.
Шел снег, третий год шел снег.
Шел третий век войны за тебя
С тем, кто живет, никого не любя.
Отвоевав у жизни новую ночь,
Отмолив у холодных звезд огня.
Устав от сражений дня, он уходит прочь,
Ведь он живет, никого не любя.

Но по ночам мечтает пить за здоровье твое,
Дышать за здоровье твое,
Жить за здоровье твое
И умереть вдвоем

Каждая ночь - инъекция новых строк,
От которой срывает тело с живой души.
Радугой сверкнув, он пробьет небес потолок,
И оттуды его горьких песен не заглушить.
О том, что погибнуть на этой войне ничего не стоит.
О том, что любви законов он так и не откроет.
И когда ворота неба за ним закроют,
Только ветер над полями завоет.

Он пил за здоровье твое,
Дышал за здоровье твое,
Жил за здоровье твое,
Мечтая умереть вдвоем

Жить за здоровье твое,
Дышать за здоровье твое,
Петь во имя твое
И счастливо прожить эту жизнь вдвоем

к оглавлению

Запретная любовь
Е. Рогов

Когда мы вместе, я думаю о нем.
Наверно так нечестно, как мы живем.
Когда мы рядом, когда мы вдвоем.
Я сочиняю песни о том и о сем.

Запретная любовь на два, на три часа
По чужим квартирам, опустили вниз глаза.
Запретная любовь на час, на два.
Ах, как надоела эта в прятки игра.

Когда мы вместе, я думаю о ней.
Настало видно время стать чуточку честней.
Когда мы рядом, когда мы вдвоем
Нам слов с тобой не надо, мы все и так поймем.

Когда мы вместе, я думаю о них.
О наших детях, своих, не чужих.
Когда мы рядом, когда мы вдвоем
Я все же понимаю, ай и правильно живем!

к оглавлению

Зачем
М. Митрофанов - М. Лобань

Ты упала в клубе на пол,
Ты сломала свой каблук.
Ты обрезала мне галстук
И разбила другу Форд.
Ну зачем ты мне такая? –
Задаю себе вопрос –
Ненормальная, смешная –
И к родителем отвез.
Только скучно почему то
Стало в жизни у меня,
Я хотел тебя забыть,
Но совсем запутался.

Я перекрасил авто
В цвет Камасутры,
Постригся я на лысо
И посетил Бермуды,
Тату я сделал на ноге,
Но понял, что застрял в тебе,
Застрял в тебе.

Я искал тебя повсюду,
Обошел все кабаки.
И нашел, но никакую,
Ты икала о любви.
Ну зачем ты мне такая? –
Задаю себе вопрос –
Ненормальная, смешная
И совсем без тормозов.
Только скучно почему то
Мне по жизни без тебя.
Я хотел тебя забыть,
Но совсем запутался.

к оглавлению

Зима
М. Митрофанов - Ю. Паренко

Я сегодня поздно встану, в окно кину взор.
Там зима уж теткой пьяной подметает двор.
На стекле узорчато размазана сопля,
Прихватил ее мороз чего-то для.
Из окна видок чудесный – манит, чуть пьяня;
Среди чертиков замерзших нету лишь меня.
Мне б махнуть на лыжах, всех пославши на…
Но из двух в наличии лыжин есть всего одна.

Зима с картинки как сошедшая,
Зима из детства сумашедшая.
По ней часок я прошвырнусь
И лет на сто назад вернусь.
Зима – так вовремя упавшая,
Ищу я в ней давно пропавшее.
А через час опять в бреду
За руль «Кайена» упаду.

Выйду я на улицу – поиграть в снежки,
Скажут – с дубу дядя рухнул, ну и дураки.
Заглянуть слегка так в детство – это ж хорошо,
Опасаюсь только, чтоб в привычку не вошло.
Там дорога не дорога, а сплошной каток,
Упаду, сажусь на попу, посижу часок.
Мне б на саночках, да с горки – под крутой уклон,
Но сажусь в «Кайен» я, да из детства вон.

к оглавлению

Зимняя сказка
В. Алехно

Зимняя сказка вьюгами кружит ночь.
В теплой избушке мама баюкает дочь.
Ветер дьяволом бьет, в окна стучит и воет в трубе.
И, как душа к небу, я рвусь к тебе.

Ночь успокоилась, звездами солит небо.
Парным молоком и мягкой краюхой хлеба
Стал потухший огонь, а девочка видит, что конь
Добрый, прекрасный к звездам несет на небо.

Доверчивый жеребенок дышит в лицо.
Ясное солнце. Нежно тает крыльцо.
Сосульки капают свет. И мягкое слово “нет” -
На мольбу мою только такой ответ.

к оглавлению

Искатель приключений
М. Митрофанов - М. Лобань

А я для всех повесой слыл –
Искатель приключений.
И с королями я дружил,
Я был доволен – гений!
Их фавориток обнимал,
Текло вино рекою.
Но вот споткнулся на пути,
Теперь всегда со мною
Из грубой кожи башмаки
И грустной скрипки стоны.

Я – персонаж, живущий в иных временах.
Я – корабль, идущий на всех парусах.
Я – скачущей лошади призрак,
Я – танцующей женщины тень.
Я кем-то, наверное, призван
Пройти этот вечный день!

А я по ветру распустил
Степную бесшабашность.
А я об край стола разбил
Кабацкий дух – не страшно!
Сегодня я не сыт, не пьян,
Я шепот вместо крика.
Идущему на край земли
Сопутствует молитва.
Но все же я повесой слыл,
Искатель приключений.

А я качался по волнам,
Не видя берегов.
А я гулял по облакам,
Не чувствуя ветров.
Я не просил себя любить,
Прощенья не искал.
Смятенье, зависть и тоску
Я в душах растворял.
Повесой больше мне не быть!

к оглавлению

Иуда
М. Митрофанов

Ты опять сгущаешь краски,
Надоели акварели.
Разукрасили все сказки,
Дописать их не успели.
Так запутали сюжеты,
Нет дороги к эпилогу,
Ну и слава богу!

Иуда, где твое портфолио?
Иуда, где твое портфолио?
Иуда!

Видно это сбой программы:
Нет коннекта с датабазой.
Хари Кришна с Хари Рамой
Отрываются в экстазе.
Это самый лучший способ
Обрести вселенский цимус:
Обновите антивирус!

Иуда, где твое портфолио?
Иуда, где твое портфолио?
Иуда! А не пошел бы ты отсюда!

Не туда и не обратно,
Не внутри и не снаружи.
Мне становится понятно:
Больше я тебе не нужен!
Ты пробей меня по кассе
И снабди товарным чеком:
Будь свободным человеком!

к оглавлению

Как безумный
М. Митрофанов

Еще немного любви, и я стану святым.
Еще немного бегства по кругу,
И я обрету душевный покой.
Мы могли бы стать ближе друг к другу,
Но каждый из нас рвется в бой,
И наши глаза застилает дым.

Еще немного любви, и я поверю в нашу звезду.
В ладонь не павшую,
Но нас озарившую светом.
Пусть сердце мое, от боли уставшее,
Никогда не дождется ответа,
Но я все еще жду.
И я пою как безумный...

Еще немного любви, и я буду ручной.
Еще немного бегства за счастьем,
И я потеряю заветную нить.
Когда-нибудь я в одночасье
Забуду что значит любить,
Но я все еще твой.

Еще немного любви, и развеется миф.
Звезда погасшая
Уже не наполнит нас светом.
Пусть сердце мое, от боли уставшее,
Никогда не дождется ответа,
Но я все еще жду.
И я пою как безумный...

к оглавлению

Когда
М. Митрофанов - М. Лобань

Когда ты болен
И всем недоволен,
И мысли на волю
Рвутся и воют,

Не делай акцента,
Мозги не грузи.
Сквозь призму абсента
На мир посмотри,
Сквозь призму абсента
На мир посмотри.

Когда над тобою
Гроза с грозою
Сошлись и грохочут,
Забвенье пророчат.

Когда ты влюблен
И не веришь в успех.
Готов на край света
Бежать ото всех.

А если однажды
Ты всех обошел,
Добился успеха
И первым пришел.

к оглавлению

Когда мы жили долго
М. Митрофанов

Друг мой, останься со мной навсегда.
Видишь, как вереницей уходят года,
Тает время, которого нам никогда
Для любви не хватает.
Друг мой, поверь мне, я так устал,
Я не претендую на твой пьедестал.
И в отражении мутных зеркал
Красота ускользает.

Мы будем жить долго,
И в окнах свет не погаснет.
Наше время придет,
А значит, все не напрасно.
Как это будет прекрасно:
Грустить немного о том,
Как нам было легко, как хорошо,
Когда мы жили долго.
Мы будем жить долго!

Радость моя, будь со мною сейчас,
Если боги опять отвернулись от нас,
Я затаюсь в уголках твоих глаз
За полшага до рая.
Мы ответим за все, мы заплатим сполна,
Но пока что мы здесь, и не наша вина,
Что апрельским дождем в дверь стучится весна,
За собой увлекая.

к оглавлению

Колыбельная
М. Митрофанов

Долго ли, коротко ль, а день сошел нет.
Что теперь рядить, сем бед – один ответ.
Исходили мы с тобой весь белый свет.
Спи, дитя мое, усни.

Долго ли, коротко ль, а есть всему предел.
Ты не горюй, что не нашел, чего хотел.
А помолись за то, что ты остался цел.
Спи, дитя мое, усни.

Долго ли, коротко ль, мой путь лежит домой.
Я забуду голос твой, а ты забудешь мой.
Ты слезой скупой лицо свое умой.
Спи, дитя мое, усни.

Не гони меня, не брани.
Солнце встанет – я уйду своим путем.
Помни только: будет день за ночью,
Будет ночь за днем.
Спи, дитя мое, усни.

к оглавлению

Конь
М. Митрофанов - К. Половнева

Как за лесом, за рекой
Ходит-бродит конь гнедой.
Не лови его, постой.
Не лови его, постой.
Этот конь сегодня мой.

Шел я ночью, шел я днем.
Шел за тем лихим конем.
Шел, не ведая дорог.
Шел, не ведая дорог,
Но попал в чертополох.

Я уже коня догнал.
И почти в руках держал.
Но споткнулся в двух шагах.
Но споткнулся в двух шагах
И остался в дураках.

Нужно мне коня найти,
Что б невесту увести.
Но пропал он как на грех.
Но пропал он как на грех.
Милой слезы, людям - смех.

к оглавлению

Кровь на белом снегу
С. Маспанов

Вышита рубашка золотом,
Да так, что глаз не отвести.
На молодом, ясном соколе,
У которого вся жизнь впереди.
А он лежит как-то ничком.
А виной всему сука-любовь.
Кровь на белом снегу...

Из белой трубы белый-белый дым.
Над нашей крышей стелется он.
Очнись браток, ведь это весна.
Мы с тобой еще споем.

к оглавлению

Крошка-город
Д. Мосейкин - В. Алехно

Нет ни правых, ни виноватых,
Только люди как города.
Я безумец рожден крылатым,
В клетку запертый навсегда.
Не смотри, что седой — я молод,
Руки теплые — я живой.
У меня был подарок — город,
Крошка город всегда со мной.

Ночевал со мной в подворотнях,
Пил дожди у меня из рук.
Мне казалось : его не тронут.
Но его отобрали вдруг
И как памятник вечной муке
Средь седых морейских песков
К голове моей тянутся руки
Окровавленных городов.

Не делили заранее роли:
Кто ничтожен, а кто велик.
По мотивам забытой боли
Снова пишет дождь черновик.
Город памяти и печали,
Не умеющий говорить.
Белый плащ у тебя за плечами.
Проходи. Ты будешь курить?

к оглавлению

Кто я такой
М. Митрофанов - Ю. Паренко

Если в жизни тебе вдруг удача с небес
Упала в ладонь,
То назад не гляди, уходя, уходи;
Сомненья – в огонь.
Если дел через край, повтор не врубай,
Сделал – забыл.
И пусть видят порой, что и я, как герой
Здесь был.

Рублю с плеча –
Если есть что.
Толку кричать
В шторм!
Звезду рукой
С неба не снять.
И кто я такой
И как меня звать?!

В десятках забот, как в трясине болот
Тонуть не спеши.
Где-то есть дом, и если живем,
Еще погрешим.
И если опять, никак не понять
Где рай, а где хлам,
Забей и забудь, вздохни во всю грудь,
Сомненья – к чертям.

Наша жизнь, как попал, то – корабль, то – бал,
То ведьмина ночь,
Себя не вини, и ночь обмани,
Сомнения – прочь.
Когда – завтра в бой, ты вены «Невой»
Кромсать не спеши.
Мелькнем среди звезд, зло осиных гнезд
Разворошим!

к оглавлению

Лето 69-го
В. Алехно

Я хочу туда, где то, что зовется любовью, как море спокойно.
Где свет невечерний, и в нем никакой тьмы.
Мир без войны и насилия, люди добры и свободны.
Я уеду туда, вот только перезимую до весны.
И тогда мы устроим лето шестьдесят девятого года.
Freedom, peace, liberty, not war, love.
В домах восходящего солнца будет хорошая погода.
Жить быстро, любить сильно и умереть будет в кайф.
Великий алкаш Буковски нальет нам своей политуры.
Блаженный доктор Судзуки даст нам новый коан.
Бродяга Джек Керуак смешает дхарму с литературой.
От этой божественной браги ты будешь счастлив и пьян.
Но нам опять, как всегда, не хватает то денег, то смысла жизни.
Мы пробуем петь о любви, но поем в пустоту.
Иногда любовь персидский котенок, иногда канадский гризли,
Но, в конце концов, все превращаются в сумчатых кенгуру.
Я не хочу, не люблю, ненавижу этот зоопарк, мне это противно.
Я ничего не знаю о чувствах, и ничего не хочу знать.
Жизнь, как смерть, бессмысленна: дом, работа, рутина.
И нам остается есть, пить, трахаться, спать.
А я хочу туда, где то, что зовется любовью, как море спокойно.
Где свет невечерний, и в нем никакой тьмы.
Мир без войны и насилия, люди добры и свободны.
Я уеду туда, вот только перезимую до весны.
Я уеду туда, вот только доживем до весны.

к оглавлению

Любовь
М. Митрофанов - М. Лобань

А любовь замерзала,
И, уткнувшись осени в плечо,
Багряные слезы роняла,
Обжигая листву горячо.
Они будут кричать и смеяться,
Будут танго опять танцевать.
Будут снова и снова пытаться
Свои чувства из пепла создать.

Но любовь никому не прощает,
И обратной дороги нет.
Она с болью сердца разлучает,
Она с болью сердца разлучает,
А ведь приходила навек.

А любовь умирала,
И, роняя сухие цветы,
Она одна это знала:
Не прожить ей у них до весны.
Они будут страдать и прощаться,
Будут вместе рассветы встречать.
Будут снова и снова пытаться
Из осколков счастье собрать.

к оглавлению

Любовь как анальгин
М. Митрофанов - Ю. Паренко

С утра опять я слишком слабый,
Едва очнувшись спозаранку.
Мне вспомнить прошлый день хотя бы –
Что там еще я натворил?
Не надо кофе мне и чаю!
Как залечить мои все ранки –
Ты, как всегда, конечно, знаешь.
Ну, так не медли же, твори!

Моей душе, упавшей вниз,
Лекарство лучшее – стриптиз.
С утра любовь как анальгин,
Так помоги мне, помоги!

Массажик сверху, снизу, сбоку,
И на столе безумный танец.
В лечении утреннем ты дока –
Ну, так не медли же, лечи!
И там, где мне не нужно чаю,
Я, сбросив с плеч похмелья ранец,
Почти что заново рождаюсь,
Кристально девственен и чист.

к оглавлению

Ляг со мной спать
Е. Феклистов

Ляг со мной спать, ляг со мной спать
Ранней весной.
Я не аскет, я не аскет
И не святой.

Ближе к утру ты уйдешь прочь,
Буду тебе верен всю ночь. Целую ночь.


Ляг со мной спать, ляг со мной спать
Ранней весной.
Я не маньяк, я не маньяк
И не больной.

Дай свою кисть.
Вот моя плоть.
Это тебе, это тебе
Нужно перебороть.

Ляг со мной спать, ляг со мной спать
Ранней весной.
Я не бандит, я не банкир
И не крутой.

Я хочу пить, я хочу петь,
Дай мне скорей хотя бы на треть,
Ляг со мной спать!

к оглавлению

Месяц
М. Митрофанов - К. Половнева

Вышел месяц молодой
И по небу пошел коромыслом.
Вышел месяц за водой
В чистом небе и в поле чистом.
Он принесет глоток воды,
Он принесет корочку хлеба.
Он избавит нас от беды.
Чаще смотрите на небо.

Плачь, плачь, милая, плачь.
Пусть сквозь пальцы катятся слезы.
Плачь, плачь, милая, плачь.
Это звезды, соленые звезды.

Вышел месяц молодой
И по небу пошел погулять.
Пусть он светит путеводной звездой,
Пусть все реки отправятся вспять.
Нагулявшись, вернется потом
И свернется рыжим котом.
Что ж ты месяц мой, да молодой
Стал луною как лунь седой.

Это был такой грустный месяц.
Это был неудачный год.
Странный месяц, молоденький месяц,
Но и это тоже пройдет.

к оглавлению

Молитва
М. Митрофанов - К. Половнева

Топили, но всплыла.
Как сажа , но бела.
Тихая заводь, белая ветла.
Черная зависть, выпив - согрешив
Да удилами закусив,
По воду пошла.

И шла как будто вброд,
Да всё на поводу,
Задом наперед,
Чувствуя беду.
В омуты обид,
Потерявши стыд.
Да только мертвый не грешит,
Господи простит.

Господи дал мне есть.
Как делить хлеб насущный
С теми, кто здесь?
Господи дал глаза,
Но куда мне их девать
Не сказал.
Господи дал любовь,
Научи теперь любить
Тебя вновь.

Любить, да погубить.
Гореть, да не сгорать.
Выдумавших плеть
Словом постигать.
Хлеба преломить,
Чашу пригубить.
Потом корицей укорять,
Пряником кормить.

Просить, да не посметь.
Простить, да не суметь.
Богатым - серебро,
Нищим - медь.
Тоже мне добро.
Только бы поспеть
Забросить это ремесло,
Когда наступит смерть.

к оглавлению

Музей востока
М. Митрофанов - М. Лобань

Опять будильник, черт его возьми,
Не вовремя звенит
И гонит в тесноту бесстрашной правдою
Сплетенных отношений.
Сегодня я решил, я ото всех сбегу
Без маски, босяком.
И если повезет, безумную планету
Назову прекрасной.

О наши дни, безудержно материальны,
Но все-таки пронзительно печальны.
О это мир, ругать его давно не можно,
А в сущности не благородно.

Сбегу в музей – вместилище веков
Бескрайней тишины.
И сагою прольется над вечностью мой бунт
Нелепых отречений.
Сегодня я решил, я ото всех сбегу
Без маски, босяком.
С собою я возьму дар упоения
Собой и миром.

к оглавлению

Мы
В. Алехно

Не стану вам лгать – я устал от себя прятаться.
Впервые в жизни я знаю, что значит любить.
И если б я встретил Господа на своем пути,
Пожалуй, мне было б, о чем говорить.

О том,  что такие как мы неслучайно встречаются.
О том, как жаркое лето дарит нам сны.
О том, что когда жизнь без любви кончается,
То, что останется – это и есть мы.

Мы нежность воды и запахи трав весенние,
Никто, кроме нас, так не умеет любить.
И каждый день как радость, как воскресение.
Я счастлив тобой и знаю, как надо жить,

Надо жить, надо жить, надо жить,
Надо жить, надо жить, как песню поешь, как целуешься,
Как будто вы видитесь в самый последний раз.
Как будто она приезжает, а ты ее ждешь, волнуешься,
И в мире нет силы, что остановит нас.

к оглавлению

На балконе
М. Митрофанов - Ю. Паренко

Сегодня пришел я в твой дом на постой
С целью одной – тебе вставить пистон.
Но мама и папа, как будто, назло
Сидят весь день дома и водят лицом, водят лицом.

Но все ж на сегодня есть средство от скуки,
Любовь на балконе – хорошая штука.
Сойдясь безрассудно в любовном угаре
Белье, что там сохнет, мы выбросим на хрен!

А после пойдет все немножко не так –
И на балкон папа кажет пятак.
И, насмотревшись бесплатно кино,
Мамку твою будет жарить всю ночь, жарить всю ночь.

Здоровью подспорье, домашним наука –
Любовь на балконе – отличная штука.
Соседи оглохнут, и в порно угаре
 Все лыжи и санки мы выбросим на хрен!

А в самом разгаре балконной игры
Братец твой младший зайдет покурить.
И в школу спеша поутру, обормот,
Бабку соседскую в лифте зажмет, в лифте зажмет.

И, несмотря на рассветные муки,
Любовь на балконе – хорошая штука.
Ведь за разбитые банки с грибами
Мамка довольная грызть нас не станет.

У нас на сегодня есть средство от скуки,
Любовь на балконе – отличная штука.
Соседи оглохнут, и в порно угаре
Белье, что там сохнет, мы выбросим на хрен!
Все лыжи и санки мы выбросим на хрен!
И все, что там было – на хрен!

к оглавлению

Наоборот
М. Митрофанов - М. Лобань

Открываю глаза:
Жизнь вся наоборот.
Слышу лунный я свет,
Вижу звуки – привет!
Птицы здесь не поют,
У мольбертов стоят.
Рыбы здесь не плывут,
За роялем сидят.

Я не помню, что будет.
Я не знаю, что было.
Соскребаю с асфальта
Обнаженное небо.
Только серые тучи
Над головою.
Кто поможет постичь мне
Мечту неземную?
Мечту неземную.

Здесь из крана бежит
Лишь березовый сок,
Здесь полынь пахнет розой,
И ничто не тревожит.
Здесь дорог никаких,
Лишь по радугам ходят,
И любимых своих
Тут по звездам находят,
По звездам находят.

к оглавлению

Не при чем
М. Митрофанов

Я обманул всех тех, кто ждал,
Но вряд ли что-нибудь случится.
Я просто видел эти лица
Забравшихся на пъедестал.

Вот нашей жизни злой мораль:
Быть самому себе наградой.
И мы имеем все, что надо,
Теряем то, чего не жаль

Но может быть, в ненастный день,
Очнувшись с долгого похмелья,
Нам божье явится прозренье
Увидеть собственную тень

И грянет долгожданный гром,
Опустошаю всю округу.
И мы признаемся друг другу,
Что мы здесь вовсе не причем,
Что мы здесь не при чем.

к оглавлению

Никогда
М. Митрофанов

Держали счастье в руках,
Да выпустили из рук.
Витали во облаках,
Плевали на мир вокруг.
Без счета сжигали дни,
Сомнения гнали прочь,
Но счастье не сохранив,
Расстались как день и ночь.

Кто нам сможет вернуть
Наш сказочный мир бесконечного счастья?
Кто на нас ниспошлет
Флюиды всепоглощающей страсти?
Нам уже выставлен счет,
На прощанье не скажешь «здрасьте»,
Но как же хочется
Это любви еще!
Не разлучайтесь никогда!
Не разлучаетесь!

Так хочется, но не вернуть
Утраченного, а жаль.
Живет в моем сердце грусть,
Застыла в душе печаль.
Что сделали мы не так?
Когда свернули с пути?
Без тебя моя жизнь пуста,
Никто наше счастье не в силах спасти!

Никто не вернет нам назад
Наш сказочный мир беспредельного счастья!
Никто не пошлет на нас вновь
Флюиды всепоглощающей страсти!
Нам уже выставлен счет,
На прощанье не скажешь «здрасьте»,
Но как же хочется
Это любви еще!
Не разлучайтесь никогда!
Не разлучаетесь!

Но как же хочется
Это любви еще!
Не разлучайтесь никогда!
Не разлучайтесь, как небо и звезда!
Не разлучайтесь, как холод и лед, как жар и пламя!
Никогда! Никогда!

к оглавлению

Ни о чем
М. Митрофанов

Летят над нами наши годы
Как тучи, как птицы.
А мне хотелось хорошей погоды,
Еще хотелось напиться, влюбиться, забыться,
Но это не в моде.

Манят огнями полустанки,
Как будто нас ждут там.
Но радости былой останки
Так трудно вернуть нам,
Не проще уснуть ли?!

И эта песня ни о чем,
И эта песня ни про что,
И мы как будто не причем,
И ничего не произошло,
И ничего не изменить,
Не встрепенуть, не ранить душу,
И не связать единой нить,
А может, так оно и лучше?!

Метут за окнами метели,
И тени как черти.
А мы друг другу надоели,
Ей-богу, до смерти,
До самой до смерти.

Идут за нами наши письма -
Их пишет разлука.
Так неужели дождались мы
И вышли из круга,
Не видеть больше нам друг друга.

к оглавлению

Ночь
М. Митрофанов - К. Половнева

Ночь по камышам пробежит, шурша, будоражит душу.
Кошка, чуть дыша, заловив чижа, не спеша душит.
Соловьиный стон, и со всех сторон разбудит лихо
Песня в унисон, но истаял сон, и снова тихо.

В звездах небо ясное, эта ночь глазастая,
Гостья в доме частая, все придет и шастает
И по полу шаркает, пусть живет, не жалко мне.

Ластится луна, свет в ладонь без дна льет и лакает,
Из избы весь сор вновь выносит вор – собака лает.
Пропоет петух, вольной птицы дух рассеет смуту.
Кошка украдет, кто-нибудь найдет все перья утром.

На луне таясь, каждой ночью казнь, там Каин и Авель,
Бьет не в глаз, не в бровь, и как будто кровь – кагор да щавель.
И вино в воде, стало быть беде, да не пристало
Винограда гроздь грызть, как будто кость, так пользы мало.

к оглавлению

Облом
М. Митрофанов

Ты всегда хотел быть круче, чем вареные яйца,
С самого детства в прорубях закалялся.
Не злоупотреблял, был образцово накачан,
Слабых защищал, давал гопникам сдачи.
Желтый пояс карате, первый разряд джиу-джитсу,
Но кирпич свалился на голову: здравствуй, больница!

Остынь, успокойся, не будь столь ретивым.
Жизнь непременно внесет коррективы.
Хотел, собирался, намеревался,
Но кирпич свалился на голову – ты обломался!

Облом! Облом!
Ты не при чем, я не при чем,
Но снова облом!
Облом! Облом!
Ты не при чем, никто не при чем,
Но снова облом!

Мама, мама, мама, дай мне денег на гитару
И еще немного для достойного пиару.
Если ты не веришь, мама, вот моя оферта:
Я отдам тебе все деньги с первого концерта!
Годы тренировок, триумфа час все ближе,
Взволнован интернет, блестят по городу афиши.
На старте папарацци, но ЧП на пилораме:
Минус два пальца! Зачем я врал маме?

Остынь, успокойся, не будь столь ретивым.
Жизнь непременно внесет коррективы.
Хотел, собирался, намеревался,
Но минус да пальца – и ты обломался!

Облом! Облом!
Ты не при чем, я не при чем,
Но снова облом!
Облом! Облом!
Ты не при чем, никто не при чем,
Но снова облом!

Остынь, успокойся, не будь столь ретивым.
Жизнь непременно внесет коррективы.
Хотел, собирался, намеревался,
Но случился форс-мажор – и ты обломался!

Облом! Облом!
Ты не при чем, я не при чем,
Но снова облом!
Облом! Облом!
Ты не при чем, никто не при чем,
Но снова облом!

к оглавлению

Осень
М. Митрофанов - К. Половнева

На балконе колосится трава,
Под балконом опадает листва.
И, едва в свои вступивши права,
Осень приказала долго жить.
Дозвониться б, но едва ль ты жива.
Что б напиться не нужна голова.
Что б влюбиться так нужны слова,
Не по мне такая прыть.

Это осень, это осень,
Пусть живет, ведь есть не просит.
Это осень, это осень,
Дождь пошел, и это хорошо.

Перекрасит осень мир в бурый цвет.
Снег с дождем, тепла и солнца все нет.
Моя обиженность на весь белый свет
Растет, хотя откуда и взялась?
Дозвонился через несколько лет,
Нет любви, ну а на "нет" суда нет.
Ты уходишь, но останется след
Там, где ты вляпалась в грязь.

к оглавлению

Отражения
М. Митрофанов - Ю. Паренко

Жизнь – беспокойное течение,
В нем мы, барахтаясь, поймем:
Всему есть в жизни отражение,
Как в сонном зеркале твоем.
Обратный бег пусть невозможен,
Но раз ты рядом в трудный час,
Ты расскажи о всем хорошем,
Что может ждать с тобою нас.

Где отраженьем на двоих одна звезда,
Хранит тебя, хранит меня как никогда,
Чтоб все в пространстве завершив дела свои,
Упали б мы на землю для любви.

И день и ночь одни сомненья:
В конце тоннеля есть ли свет?
Всему есть в жизни отраженья,
Хотя на первый взгляд и нет.
Луны – в реке и лжи – в приметах,
Стихов нечаянных – в душе,
Пускай в немой гранит одетых
Потом, когда уйдешь уже.

Где отраженьем на двоих одна звезда,
Хранит тебя, хранит меня как никогда,
Когда в пространстве завершим дела свои,
Мы упадем на землю для любви.

Забыв о прошлых прегрешеньях,
Побыв с собой наедине,
Поймешь – всему есть в жизни отражения,
Как вот твое сейчас во мне.
И если вновь душа заплачет
И дела нет до слез судьбе,
Всех падших душ спасенье, значит,
В любви, сорвавшейся с небес.

Где отраженьем на двоих одна звезда,
Хранит тебя, хранит меня всегда!
И вот в пространстве завершив дела свои,
Упали мы на землю для любви.

к оглавлению

Петербурженки
В. Алехно

Петербурженки часто смеются,
Я люблю их веселый смех.
У меня о них песни поются,
Эти девочки лучше всех.
И москвички, русалки лунного света,
Они прекрасны, легки и чисты,
А петербурженки - сказка любви,
Праздник солнечной красоты.

Говорят, от Москвы до Петербурга
Будет немало верст.
И то, о чем спорит одна столица,
Для другой не вопрос.
Мне бы сорваться, бросить все и уехать:
Такси, вокзал, огни, поезда.
Но времени нет, и надо мной
Гаснет северная звезда.

Я хочу в Петербург, страну мудрецов,
Им есть о чем нам рассказать.
А Москва - это город хороших купцов,
Даже мудрость здесь могут продать.
И, говорят, чем дороже заплатишь,
Тем крепче в душу себе возьмешь,
А мне не нужны чужие мозги,
С чужими здесь не проживешь.

Над темной водой гаснут белые ночи,
Мой город ложится спать.
Я люблю Москву, а Питер очень.
И там, и там есть что терять.
Но меня манит северный ветер Пальмиры
Вдоль каналов вен на моей руке,
Где я в лодке-судьбе загребаю веслом
По Неве и Москве-реке.

Туда, где люди над жизнью смеются,
Где щедрый, веселый смех.
Туда, где так вольно песни поются,
Где девочки лучше всех.
И когда посреди буддийских пустот
Все повалят молиться в московский храм,
Я за все царства мира мой Петербург
Никому не отдам.

к оглавлению

Печальные оды
М. Митрофанов

Беспечное грустное детство ушло безвозвратно.
Жестокая юность вырвала сердце и, выжав его, вернула обратно
Стучащим по-прежнему резво, но с каждым разом все реже.
И вот она, старость, шагнешь – и рукою подать, так что же осталось?
Холодная трезвость, тупая усталость,
Так дай мне согреться, хоть самую малость.

Но ладони твои холодны как лед, это значит – опять зима.
Это так характерно для наших широт, но каждая зима меня сводит с ума.
Я знаю, что стоит жить, только сойдемся ли с жизнью в цене?
Что за жизнь – каждый день умирать на войне.
Но я слишком мягок, и пули мои никогда, никогда не достигнут цели,
Наверное, в этом моя беда.

Жестокая юность и грустное детство – такие счастливые годы!
Уйдя навсегда не оставят в наследство ни капли былой свободы.
Все эти печальные оды – такие невинные шалости.
Какие наши годы! Жить бы в любви и в радости.
Но вода голубых озер твоих глаз манит меня без жалости,
Так дай мне напиться, хоть самую малость.

к оглавлению

Повстречал
М. Митрофанов - Ю. Паренко

А на улице снова дождь
Прогоняет всех со двора.
Ты сегодня ко мне придешь
И останешься до утра.
Я зажгу рядом две свечи,
Я поставлю на стол  вино.
И когда ты в дверь постучишь,
Знай, что жду я тебя давно.

Повстречал тебя осенью, осенью.
Желто-красною осенью раннею.
Но душа моя все где-то носится
Беспокойная, вся изранена.
Месяц пьяный в окошко таращится,
Горевать ему ночкою длинною.
Этой осенью, осенью, осенью
И с тобою вдвоем и один я.

Ты, войдя, сбросишь плащ на пол,
Как всегда, дашь себя обнять.
Приглашу я тебя за стол,
Ты ж потащишь меня в кровать.
Все забуду слова свои
И всю правду, и весь обман.
«Ты молчи, скажешь мне, молчи,
И я сделаю все сама».

Все вокруг уже спит давно,
Да и ты, как котенок, спишь.
Я курю и смотрю в окно
На нелепую эту тишь.
Где стекло отражает мне,
Ничего от меня не тая,
Что свеча твоя вся в огне,
Что сгорела свеча моя.

к оглавлению

Пора неба
В. Алехно

Вышел, запер дверь и, не оглянувшись, пошел вперед.
Пытался забыть лицо, получалось наоборот.
А вслед летели птицы - белые снега.
Вслед светили звезды цветами снов.
Он знал, что нужно торопиться,
Пока не настала пора неба.

Осколки лунных грез в его глазах,
Запах ее волос в его слезах.
Пытался оглянуться - свет слепил глаза,
И в спину костром дышал закат.
Звенящая боль пронзала его,
Пока не настала пора неба.

Грудь пронзали струи тугих ветров,
Взгляд блуждал в пространстве чужих миров,
Лопались созвездия в его руках
Во всеобщей тишине и кричащих глазах.
Он ощущал ее тело,
Пока не настала пора неба.

Но вот пришел рассвет, он закрыл глаза.
Он лежал в песках, не в силах сказать
О любви в пространстве бесконечности земли,
О том, как в этот океан они вошли,
Но вышел он один, порвалась связь,
И вдруг настала пора неба.

к оглавлению

Последняя жизнь
М. Митрофанов

Откладывать жизнь на потом
Лучше всего у нас получается.
Лишь в мире, зовущимся сном,
Свидеться нам с тобой случается.
Так слушай же песню мою,
Песню простую, но очень важную,
О том, как тебя я люблю,
А почему и зачем – не спрашивай!

Эгей! Протяни свои руки ко мне,
Отыщи лучик света во тьме.
Сделай то, что раньше боялась.
Эгей! Нарисуй на снегу стихи,
Отряхнись от мирской трухи,
Нам последняя жизнь осталась!

Просчитывать каждый свой шаг
Лучше всего у нас выходит.
О боже, как трудно решать:
Жить взаперти или на свободе.
Так веруй же в веру мою,
В ней нет нужды ни в мольбах, ни в страданиях.
Открой глаза, милая, мы здесь в раю:
Господь, ты и я – неплохая компания!

Эгей! Протяни свои руки ко мне,
Мы с тобой на одной стороне.
Сделай то, что всегда боялась.
Эгей! Нарисуй на снегу стихи,
Отряхнись от мирской трухи,
Нам последняя жизнь осталась!

к оглавлению

Приходите ко мне
Е. Рогов

Приходите ко мне ночевать.
Ярче ночи моей только сны.
Ярче ночи моей только сны.
Я из трав расстелю вам кровать.
Приходите ко мне ночевать.

Приходите ко мне пить вино.
Как известно, ведь истина в нем.
Как известно, ведь истина в нем.
Впрочем, это мы знали давно,
Приходите ко мне пить вино.

Приходите ко мне песни петь.
Тише песен моих тишина.
Тише песен моих тишина.
На часы мы не будем смотреть.
Приходите ко мне песни петь.

Приходите ко мне просто так.
Мне не надо от вас ничего.
Мне не надо от вас ничего.
Независимо, друг или враг.
Приходите ко мне просто так.

к оглавлению

Пятнашки
М. Митрофанов

Красно-черная жизнь, черно-белая смерть.
Согласиться легко, отказаться – не сметь!
Сладкий голос зовет все отдать на зеро,
Пламенеет нутро.
Мне неведом расклад той безумной игры,
Где мелькают, как лопасти, дни.
Догорает свеча, просто так, невзначай,
Мы остались одни.

Если мной завладеешь,
Что взамен мне отдашь ты?
В предвкушение немею,
Мне становится страшно.
Знаю, в ближнем бою
Ты не допустишь промашки.
У судьбы на краю
Поиграем в пятнашки.

Что за ангельский нрав? Что за огненный взгляд?
Я потерян и смят, я сношу невпопад.
Зарядив барабан, начинаю отсчет –
А вдруг повезет?!
За прозрачной фатой, как всегда, пустота,
Отказаться – не сметь!
Красно-черную жизнь зацелует в уста
Черно-белая смерть.

к оглавлению

Рожь
М. Митрофанов - К. Половнева

Как во поле рожь склонила голову,
Так и ты встаешь и рано по утру
За луной идешь, от солнца прячешься,
Все меня зовешь, да ветру плачешься.

Мне на плечи паутину кинь,
Пожелай что хочешь на прощание.
Лишь одним движением руки
Можно так разрушить очертания реки.

Над рекою гарь, от костровища дым.
Прогорел алтарь, стал совсем седым.
Ты, как будто встарь, березе молишься.
По ветру печаль, земле поклонишься.

Где под елью тень с густыми лапами,
На Купалов день найдешь ты папоротник.
А в июльский дождь с грибными грозами
Ты меня найдешь, да будет поздно ведь.

к оглавлению

Романс
М. Митрофанов

Осенняя тоска
Взяла меня в тиски,
Я в поисках тепла
Коснусь твоей руки.
Я, прячась от дождя,
Уткнусь в твою ладонь.
Она так холодна,
Но разожжет во мне огонь.

Я жду тебя всю жизнь,
Безумный как маньяк.
Нам вместе быть нельзя
И порознь никак.
От встреч и до разлук
Мгновенья коротки,
Прикосновенья рук
И осени-тоски.

к оглавлению

Сегодня будет рок
М. Митрофанов - Ю. Паренко

Когда все стали вдруг
Дела, как лишний  сор
Коснись гитарных струн,
Попробуй перебор.
И что-то наиграть
Не бойся, будь смелей.
По жизни тишь да гладь
В себе убей.

Сегодня будет рок.
И даже после рок.
Кому там невдомек,
Тот не игрок.
Мы из себя жмем сок,
Сквозь вены словно ток,
Играй сейчас и впрок,
Но только рок!

Пусть жизнь всего одна,
Скучать в ней нет причин.
И лопни хоть струна –
Ты не молчи.
И рифмы нет пускай,
Звук в трех аккордах весь,
Ты струн не отпускай,
Играй, как есть.

к оглавлению

Сбывшийся блюз
М. Митрофанов

Я такой же как все.
Пишу свои песни на трех аккордах.
Но панки с хиппи не торчат от них совсем,
Не пишут мое имя на своих рваных штанах.
Но я то знаю, как мне вас заставить слушать.
Законам жанра наперекор,
Как на голову снег,
На ваши вянущие уши
Мой до диез минор.
Бурлит поток моих дерзаний,
Смывая нерешительности груз.
И средь обломков всех моих несбывшихся мечтаний,
Пускай пока сырой, но все же сбывшийся мой блюз.

Я такой же как все,
Но я не понимаю, чем я хуже других.
Мой face не встретишь на газетной полосе,
Я совершенно не попадаю в эфир.
Но мне то надоело быть послушным.
Вам горла поперек мой не немой уже укор.
Разбудит даже мертвых, ваш покой нарушит
Мой до диез минор.
О, как наивен был я прежде,
Я свято верил в то, что многого добьюсь.
На смену благородной, но несбывшейся надежде,
Пришел слегка блатной, но все же сбывшийся мой блюз.

Я был такой же как все.
Но волей Божею расширил кругозор,
Узнав, что к ми мажору до диез
Всего лишь параллельный минор.
Но этой новостью не долго был сражен,
Ведь панки не кончали музыкальных школ.
Мой козырь не был бит,
Но я не лезу на рожон.
Да здравствует великий трехаккордный рок-н-ролл!
Моя жизнь - река.
И эта песня словно шлюз.
На входе миллион моих несбывшихся мечтаний,
На выходе один, но все же сбывшийся мой блюз.

к оглавлению

Слон
М. Митрофанов - Е. Половнева

Сумерки богов, как сумерки жизни -
Время для ловли блох.
Давай-ка, мой друг, раскажи мне
Что я опять не смог
И я запишу это в блог
Для коммЕнтов,
Для сантиментов и фраз.
И станет мне все фиолетово,
Все, что было важным для вас

Но!
Когда-нибудь
Ранней весной
Из мухи
Родится слон.
Он будет совсем не злой,
Лопоухий,
И будет держать весло!

Он будет писать стихи вдохновенно,
Летая среди осин,
Он будет веселый,
Необыкновенный,
Но вместе с тем простой
Как апельсин!

И ни прибавить, не убавить,
Только долить воды...
В этом не будет беды
Ведь историю
Можно всегда исправить
Чтобы разбавить
Свой бестирарий
Добавьте меня во френды
Мы с вечностью будем на ты,
А впрочем, я не буду настаивать

Но!
Когда-нибудь
Ранней весной
Из мухи
Родится слон.
Он будет совсем не злой,
Лопоухий,
И будет держать весло!

Он будет писать стихи вдохновенно,
Летая среди осин,
Он будет веселый,
Необыкновенный,
Но вместе с тем простой
Как апельсин!

к оглавлению

Спиральные танцы
М. Кропоткин, М. Митрофанов

Я учусь танцевать спиральные танцы
На асфальте острова каменных снов.
Я пишу картины, я читаю стансы
О главном строителе воздушных мостов.

Я сам себе меч, я сам себе щит.
Я умею жить, среди тех, кто молчит.
Кружась, как юла, набираю круги,
Я учусь танцевать спиральное буги-вуги.

Спиральные танцы так призрачно зыбки,
И я вижу в калейдоскопе витрин
Чужие слова и чужие ошибки,
Осколки луны и солнечный блин.

Спиральные танцы без конца и без цели,
Летящие в небыль сожженные дни.
Я мог бы стать сильным, мог бы стать смелым,
Но стал бесконечно похожим на них.

Я научился танцевать спиральные танцы
На асфальте острова каменных снов.
Я так хочу уйти, но я должен остаться
В бессмысленном танце на веки веков.

Я сам себе меч, я сам себе щит.
Я умею жить, среди тех, кто молчит.
Кружась, как юла, набираю круги,
Я умею танцевать спиральное буги-вуги.

к оглавлению

Стеклянный город
М. Митрофанов - Ю. Паренко

Стеклянные склепы,
Стеклянные боги,
Стеклянное небо
Над стеклянной дорогой.
Стеклянные уши,
Стеклянные стены,
Стеклянные души,
Стеклянные вены.

Бегу я стеклянным городом,
Неоном дышу и холодом,
Бегу я стеклянным городом,
А город бежит за мной.
Бегу я стеклянным городом,
Тебя я ищу лишь поводом,
Обычным стеклянным городом,
Обычной Москвой ночной.

Стеклянные нервы,
Стеклянные стоны,
Стеклянная вера
К стеклянной иконе.
Стеклянны вопросы,
Стеклянны ответы,
Стеклянная осень
Вослед стеклянному лету.

к оглавлению

Сумасшедший город
М. Митрофанов - Ю. Паренко

Кто нарисовал город сумасшедший
В атласе чужом людям на беду?
Надежду потеряй, всяк сюда вошедший,
Раз переступив красную черту.
Будешь жить за два каждый день прошедший,
Каждый раз судьбу ставя «на попа»;
Просто ты попал в город сумасшедший,
Можно и не так – просто ты попал!

Сумасшедший город, хэй – а мир-то тесный,
Сумасшедший город, хэй –  он всем известный,
Сумасшедший город  – ни к черту нервы,
Сумасшедший город, хэй – он каждый первый.

Кто строитель тот, просто сумасшедший,
Новых городов на месте старых дыр,
Прожитая жизнь, словно срок истекший,
Как побег в иной сумасшедший мир.
Кто шкалу смертей сможет в нем уменьшить,
Когда здесь давно каждый первый – псих?
А он, знай себе,  живет – город сумасшедший –
В новых именах, в умниках других.

к оглавлению

Так и никак иначе
М. Митрофанов - К. Половнева

Я был певцом, теперь я мим.
Мое лицо скрывает грим.
И даже с вами я совсем один.
Под корень я обрежу кудри
И, не щадя, посыплю пудрой,
И тишина меня объявит мудрым.

Это так и никак иначе.
Все слова мы бережно спрячем.
Движением рук пожелаем друг другу удачи.

Твои слова - движенья рук,
Твоя игра - особый трюк.
Зачем будить давно умерший звук.
Ведь слов однажды рвется нить,
Их вместе не соединить,
Все так неважно, что легко забыть.

Ты отвести не сможешь глаз,
Когда начну я свой рассказ,
Но тишина молчаньем свяжет нас.
Немые сны предстанут былью,
На них слова осядут пылью,
Летим скорее, покуда руки - крылья.

к оглавлению

Танцы
В. Алехно

Лето. Тоска.
Свет луны сползает по крыше.
Кто-то ласкал.
Но я не помню, я даже не слышу.
Лето. Зима.
Для меня теперь стало все едино.
Знаешь сама,
Что это мой личный с судьбой поединок.

Бог в голове,
Но дьявол первичен.
Танцы в огне -
Это входит в привычку.

Где веселюсь,
Там неуютно и там тебя нету.
В дым растворюсь,
Без цели в руках крутя сигарету.
Кто-это там поет
Чужие песни без конца и начала?
Странный полет
В темную воду с ночного причала.

к оглавлению

Тесно (intro)
М. Митрофанов

В мире становится тесно,
Я ищу дверь.
В доме запахло горелым —
Верный симптом.
Наверно, нас ждет суп с котом,
Хотя возможен и любой
Другой зверь ...

к оглавлению

Тормоз
М. Митрофанов - Р. Смирнов

Я - тормоз.
Моя скорость всегда стремится к нулю.
Я - тормоз.
Мне говорят: иди. Я как столб стою.
А когда я иду, то на шаг отстаю.

Ведь я - тормоз.
Мои движения очень степенны.
Я - тормоз.
Я не люблю крутые перемены.
Я опоздаю на встречу с тобой.

Ведь я - тормоз.
Я пью по ночам тормозную жидкость.
Я - тормоз.
И поэтому мне не свойственна прыткость.
Ты уходишь, и я догнал бы тебя...

к оглавлению

Травка
В. Белканов

Под окном прорастает травка,
На окне догорает бумажка,
Второй месяц идёт под копирку,
Значит, в венке ещё одна дырка.
Дети днём играли в песочек,
К ногам упал твой мокрый платочек,
Пропитана одежда солью,
Стекло изъедено мертвой молью.

Закройте живому глаза!

Взорвался дождик липким всплеском,
Упал солдат под автоматным треском.
Глядят очи в сладкое море,
Чернеет солнце – о, горе, горе!
Брось в могилу бренные кости,
Приди к себе на поминки в гости,
Залей костёр слезами героя,
Зайди в землянку – тебя зароют.

Старый тополь станет палкой,
Всех в удобрение, да мне не жалко.
Покушать хочет злостный кролик,
Сидя на ветке – весёлый нолик.
Слепой ребёнок идёт по крыше,
Стремясь к солнцу всё выше и выше.
Кинь на камни лёгкое тело,
Уйти к великим – большое дело.

к оглавлению

Уходи
М. Митрофанов - К. Половнева

Уходи, уходи,
Уходи отсюда прочь.
Впереди, впереди,
Впереди одна лишь ночь
И звезды над головой.
Уходи, уходи,
На пороге не стой.
Не буди, не буди,
Не буди в сердце стон
И не зови домой.

Будешь мимо проходить -
Проходи себе мимо.
Будешь слово говорить -
Говори его в спину.
Будешь ты молить-просить,
Но тебя я покину.
Будешь мимо проходить...

Убегай, убегай,
Убегай с глаз долой.
Умирай, умирай,
Умирай, кто живой.
Не говори прощай.
Уезжай, уезжай,
Уезжай далеко
В дальний край, в дальний край,
В дальний край за рекой.
Вернуться не обещай.

Легок путь, легок путь,
Легок путь от порога.
Позабудь, позабудь,
Позабудь ты дорогу.
Не оглянись назад.
Уходи, убегай,
Уезжай - будет поздно.
На пути, на пути,
На пути только звезды
Желаньям невпопад.

к оглавлению

Хит
М. Митрофанов

Не буду я долго придумывать музыку,
Не стану прилежно стихи слагать.
Возьму по-кондовей гитару с фузом я
Нажму на педаль и начну зажигать!

Жги, жги, жги, жги!
Работай ногами, отключай мозги!
Жги, жги, жги, жги!
Эй, кто еще грустит? – это наши враги!

Так, ясно, по ходу, тут дело решенное:
Стану моментом я знаменит,
Лишь проору в свою глотку луженую
Свой золотой стопроцентный хит.

Хит! Хит! Хит! Хит!
Все отрываются, никто не сидит!
Хит! Хит! Хит! Хит!
Под мой золотой стопроцентный хит.

Не надо меня изучать под лупою,
За строчками песни смысл искать.
А ну-ка, бросай все дела свои глупые,
Махнул стопарь – и пошел танцевать!

Дэнс, дэнс, дэнс, дэнс!
Эх, ну какой же я молодец!
Дэнс, дэнс, дэнс, дэнс!
Это хитяра – ну просто пиздец!

Ы

Эх, что-то заело, но так даже пиздатей!
Есть в запасе еще куплет.
Его допою, и я свободен! Девчата,
Снимайте лифчики, тушите свет!

Все! Все! Все! Все!
Под мой суперхит оттопырятся все!
Все! Все! Все! Все!
Пизда рок-н-роллу! Дорогу попсе!

Хит! Хит! Хит! Хит!
Все колбасятся, никто не грустит!
Хит! Хит! Хит! Хит!
Под мой золотой стопроцентный хит.
Это мой золотой стопроцентный хит!
Мой золотой стопроцентный хит!

к оглавлению

Чижик-пыжик
М. Митрофанов - К. Половнева

Ой, как буду вечерять.
Ой, как буду я не спать.
Ой, как буду о тебе вспоминать.
Ой, как буду я кричать.
Ой, как буду величать.
Ой, как буду, только как тебя звать.

Грешным делом разозлюсь.
Грешным делом перепьюсь.
Грешным делом до тебя докричусь.
Станешь ты меня пилить,
Станешь ты меня корить,
Станешь ты мне о душе говорить.

Перерыты все мозги,
Как будто грядочки,
А глаза полны смертельной тоски.
Сердце сгрызли червячки,
Как спело яблочко,
А душа опять уходит в носки.

Утром ты ко мне придешь,
Утром ты меня спасешь,
Утром ты еще стакан мне нальешь.
Ой, как буду я ценить,
Ой, как буду я любить,
Ой, как буду я готов все простить.

к оглавлению

Эротический трамвай
М. Митрофанов - А. Зубрило

Старый город как крепость,
Где нет этих новых домов.
Я войду в трамвай и быстро согреюсь,
Наблюдая блеск мостовых, дверей,
закрытых на засов.
Этот сон, в котором я живу,
Наблюдая людей, не попадущих в рай,
Но с сердцем, полным любви к ним,
Я пою о том, что такое

Эротический трамвай,
Мы едем в нем туда где, там где
Эротический трамвай,
Как старый друг дарит нам приют
На полчаса.

Похоже здесь живет моя душа,
Я вхожу в трамвай и встречаюсь с ней.
Мы говорим с ней о яви и снах,
Как будто играем в театре теней.
В этом трамвайном сне
Со мной едут все те, кто
Шел со мной и сбился с пути,
Кого никто не сможет спасти.

Я вижу рядом знакомый лик
Женщин, любимых давно,
Которыми я до сих пор любим,
Только это мне уже все равно.
Мы едем долго, путь близок к концу,
Трамвай несет рельсов сталь.
Женщины вышли, оставив мне
Только печаль.

к оглавлению

Это любовь
М. Митрофанов

В твоих глазах испуг —
Беспомощности знак.
С тобой случилось это вдруг,
Ты сам не понял как.
Куда былой твой шарм потерян?
Ты скрытен стал и нелюдим.
Мне в это трудно верить,
Я знал тебя совсем другим.

Это любовь.
Открой пошире глаза.
Это любовь.
Неисправны тормоза.
Это кровь и плоть твоя,
Жизнь или смерть — кто знает,
Горит-полыхает огнем,
Но не сгорает.

Ты был в себе уверен,
Ты знал свой каждый шаг.
Ты ни за что бы не поверил,
Что можешь так попасть впросак.
За что ни взяться — все не в жилу,
Стучит в висках шальная кровь.
Тебя безжалостно пленила
Ее Величество Любовь.

к оглавлению

Это не любовь
М. Митрофанов - К. Половнева

Вот тебе моя рука,
Если надо - вот другая.
Все, что хочешь, но пока
"До свиданья, дорогая."
Не печалься, не грусти,
И без жалости
Из зажатой, из горсти
Меня выпусти.

Ведь это не любовь.
Это не любовь.
Это далеко.
Это далеко.
Это далеко не любовь.

Я не все тебе отдал?
Хочешь, вот мое сердечко.
Что б с собою не забрал,
Убери его за печку.
Что б не я его стерег,
Что б не помнило.
И без сердца за порог
Пойду по миру.

Вот тебе мои слова:
Все, что хочешь, обещаю.
Ты же знаешь и сама:
Я, прощаясь, все прощаю.
И меня не вспоминай
И не мучайся.
Впереди, ты так и знай,
Будет лучше все.

к оглавлению

Я увижу этот город
М. Кроссинговер

Мне гадали по стеклу,
Я пытался не уехать,
Я просил голубей
Научить летать.

И я увижу этот город!

Я устал смотреть,
Я не помню, кто сказал мне:
Заберись на высокий шпиль,
Прыгай вниз, а дальше будь, что будет.

И мы читаем эти сказки,
Мы ловим снег ладонью.
Но когда наступит утро,
Мы шагнем вперед, а дальше будь, что будет.

И мы увидим этот город!
А дальше будь, что будет!

к оглавлению